Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer vitae adipiscing elit. Aenean commodo ligula eget ut, dolor. Aenean massa. Cum sociis pretium qui asem. Nulla consequat massa quis.

Popular Post

Sign up for newsletter
[vc_empty_space height="5"] [contact-form-7 id="3" html_class="cf7_custom_style_2"]

Blog

Древо жизни: Физика и лирика

Фильм Терренса Малика о том, как детство определяет старость, даже если это детство и старость галактики, о любви и о жизни. «Золотая пальмовая ветвь» Канн-2011.

Мать (Джессика Честейн) и отец (Бред Питт) узнают, что их средний сын погиб. Ему было 19 лет. Джек (Шон Пенн), первенец, спустя многие годы, по-видимому, проходя очередной возрастной кризис, вглядывается в свое детство. Ищет ответы на вопросы: почему жив он, зачем мы живем и в чем смысл. И свои поиски он начинает с зарождения Солнечной системы, затем простейших живых существ, затем динозавров. Такой довольно фундаментальный подход ведет его к собственной истории. Мама и папа встретились, полюбили, родили, воспитывали и любили. Детские проблемы Джека (Хантер МакКракен) накладываются на взрослые проблемы его родителей, в особенности отца. Его жесткость противопоставлена доброте и ангельскому терпению, смирению матери. Природа – стеклянным сводам мегаполиса. Стерильность 2000-х – неряшливой потертости и человечности 50-х. Леса и море – огненно-звездной бесконечности Вселенной.

Режиссер-философ Терренс Малик снял «Древо жизни», как размышление о природе любви, о взрослении, об эволюции. Камерная семейная драма вплетена в визуализации научных теорий о Большом взрыве, зарождении жизни на Земле, об эволюции и динозаврах. Художественный метод с псевдонаучной документалистикой в стиле BBC соединяет образ Джека взрослого. Шон Пенн являет одновременно и проекцию режиссера, и некий узел, композиционно держащий два повествования, несопоставимых ни по стилистике, ни по масштабам, связанных не столько логикой, сколько абстрактными скачками от общего к частному и обратно. Шон Пенн, метафизика Бога, музыка и тишина – как нейтральная полоса между разумом, глобальными вопросами о смыслах и бытовыми семейными отношениями.

Любовь отца. Любовь матери. Ревность детей и одновременно преданность их друг другу. Уроки жизни, преломленные в призме возраста. Малик как всегда неподражаем. Его киноязык основан на интуитивных поворотах камеры оператора Эммануэля Любецки, простейших фразах и движениях. Он столь естественно вовлекает зрителя в рассказ, что тот теряет представление о том, где находится. Музыка заменяет слова. Она поражает, наполняет сердце какой-то восхитительной силой, заставляет смеяться и рыдать, трепетать и застывать. Игра актеров… Это не игра, это жизнь, зафиксированная на камеру. Никогда еще Бред Питт не был столь сдержан и гениален в простоте.

Но при всем этом две линии настолько несовместимы, что наводят на мысль, а не проще ли было выкинуть всю научную дребедень и оставить лишь про нас – про людей. Если честно, то мой ответ – «да, это, пожалуй, лишнее». Но я по первому образованию, в отличие от Малика, не философ, а микробиолог, и вид рассекающих океаническую толщу и устремляющихся к свету спирохет размером с откормленного угря не наводит меня ни на какие мысли о смысле жизни и Боге, также как и очередные в ряду визуализаций версии сотворения Вселенной. Для меня это лишь милое и чертовски дорогое пособие для студентов и школьников, украшенное гениальностью Берлиоза.

Что же до гениальности Малика, то она, к счастью, проявляется не в философских теориях, а в безумно красивом и человечном взгляде на мир, а этого у «Древо жизни» не отнять. Что же, иногда приятно почитать хорошую книгу, сидя у моря в плеере, наблюдая между главами лунный пейзаж скал и слушая классику, заглушающую симфониями звуки природы. Почему бы и нет?

Трейлер фильма «Древо жизни»

17 May, 2011
«Пираты Карибского моря»: На слишком странных берегах
Четвертая часть «Пиратов» изрядно походит на предыдущие, только больше трюков и джунглей, меньше романтики...
1 September, 2011
«Джейн Эйр»: Бледная копия заезженной пластинки
Очередная экранизация романа Шарлотты Бронте о моральных терзаниях бедняжки Джейн Эйр. На этот раз...